Отаку Фестиваль

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Отаку Фестиваль » Япония » Поэзия Японии


Поэзия Японии

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Метаморфозы неба 

Небо
больному
показывает разные картины:
то яхту, то холодильник,
то смешного червячка, то белую корову,
священную корову индуистов.
Потом -
нелепую тросточку с крыльями,
сверкающую пустую раковину,
потом -
библейское сражение.
Потом...

На небе написаны стихи,
нарисована голая натурщица,
мчатся лошади Делакруа,
видны кровавые плевки...
Но сколько не жди -
ангела не увидишь.

2

На границе жизни и смерти 

Интересно, что там,
на границе жизни и смерти?
Вот, к примеру, государственные границы:
во время войны,
пробираясь сквозь джунгли,
я пересек границу Бирмы и Таиланда.
Но я не заметил ничего такого -
никаких пограничных линий.
И пересекая экватор,
я не видел, чтобы там качался бакен,
только море густого синего цвета.
А над Бирмой и Таиландом было прекрасное небо,
а на небе сияла радуга после сильного ливня.
Ну а на границе жизни и смерти,
может быть, тоже радуга сияет?
Даже если все, что вокруг меня,
и я сам -
это дикие джунгли?

3

Небо 

Где начинается небо?
Там, где парит ястреб, - это небо?
Укрывшись от людского глаза,
тихо зреет плод.
О! Пространство вокруг плода - уже небо.

4

Окно 

Открой окно поскорее!
Комната в пепле
табака и разговоров.
Открой его вместе с окном в мое сердце!

В комнату сердца
гости не заходили,
она долго была закрыта, и воздух в ней застоялся.

О, жена!
Оставь окно открытым!
Навстречу немому небу,
навстречу безмолвным деревьям.

5

Свет 

I

Тихий полдень.
Свет все и всем прощает.

II

Мои глаза
Сейчас совсем пусты
и ничего не видят.
Но свет проникает и в пустоту.

III

Как красива
в вечерних сумерках асфальтовая дорога,
омытая дождем!

Этот спокойный, скромный, дружелюбный свет,
этот красивый свет на дороге,
этот надежный свет, без тени бахвальства!

Счастье лишь в том, чтобы, скрипя ботинками,
идти пешком по дороге.

IV

Прекрасен цвет дня,
прекрасна мощь деревьев,
все совершеннее радость
по мере течения жизни.
Только теперь все это стало тебе понятно.
Ты словно заново родился.

V

Кирико*, из далекой заморской дали,
я стою перед вашей картиной,
к вам обращены мои мысли.

В темной комнате я слышу ваш голос:
Холст наполняется светом не из окна, а из сердца, -
слышу я ваш далекий шепот.

Незабываемый Кирико, недавно объявленный сумасшедшим!
В темной комнате я пристально смотрю на ваши картины.

VI

И сегодня я снова ненавижу людей.
В ярком свете летнего дня
Я так ясно вижу мою ненависть.
Разве жить - значит ненавидеть?

В ослепительно ярком свете
моя ненависть печалит меня.

VII

Печалью
обозжено мое сердце.

Радости стало оно бояться.

Я выйду из дома,
пойду в поле,
и в ароматной густой траве,
в траве, которую не смять,
сколько не топчи ее ногами,
в веселом поле, где никто не мешает бегать,
где трава щедро дарит мне свежий воздух,
я буду купаться в лучах света,
я буду кричать изо всей силы,
я буду один сломя голову бегать
и, как одержимый, делать зарядку.

VIII

В тоннеле Тоцука
токийская электричка, идущая из Йокосука,
включает прожектор.

Я то же,
уезжая осенним днем в темный, полный обмана город,
должен включить в своем сердце яркий-яркий фонарик.

IX

Взгляни!
В тоннеле темно!
Темно,
но если сквозь мрак прорваться,
там впереди - свет.

X

Свет безгласен,
свет не голосом зовет людей,
свет зовет человека светом.

6

Письма странствующего поэта 

    * * *

В одиннадцатый день десятого месяца отправляюсь в далёкий путь

Странник! — Это слово
Станет именем моим.
Долгий дождь осенний…

    * * *

«О, глядите, глядите,
Как темно на звёздном мысу!»
Стонут чайки над морем.

    * * *

До столицы — там, вдали —
Остаётся половина неба…
Снеговые облака.

    * * *

Что мне зимний холод!
С другом я делю ночлег.
Радостно на сердце.

    * * *

Солнце зимнего дня.
Тень моя леденеет
У коня на спине.

    * * *

Берег Ирагодзаки.
Я заметил ястреба вдалеке,
Какая радость!

    * * *

На обновление храма Ацута *

Очищено от ржавчины времён,
Вновь воссияло зеркало, а снег
Цветами вишен кровлю убелил.

    * * *

Сколько выпало снега!
А ведь где-то люди идут
Через горы Хаконэ. *

    * * *

Все морщинки на нём разглажу!
Я в гости иду — любоваться на снег —
В этом старом платье бумажном.

    * * *

А ну, скорее, друзья!
Пойдём по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

    * * *

В саду богача

Только сливы аромат
Приманил меня к застрехе
Этой новой кладовой.

    * * *

Перед Новым годом

Пришёл на ночлег, гляжу —
Зачем-то народ суетится…
Обметаю копоть в домах.

    * * *

Если бы шёл я пешком,
На «Холме дорожного посоха»
Я не упал бы с коня.

    * * *

Другу, проспавшему первый день нового года

Смотри же, друг мой, не проспи
С похмелья и второе утро
Прекрасной, как цветок, весны.

    * * *

Ей только девять дней,
Но знают и поля и горы:
Весна опять пришла.

    * * *

Клочья трав прошлогодних…
Короткие, не длиннее вершка,
Первые паутинки.

    * * *

Там, где когда-то высилась статуя Будды

Паутинки в вышине.
Снова образ Будды вижу
На подножии пустом.

    * * *

В саду покойного поэта Сэнгина *

Сколько воспоминаний
Вы разбудили в душе моей,
О вишни старого сада!

    * * *

Посещаю храмы Исэ *

Где, на каком они дереве,
Эти цветы — не знаю,
Но ароматом повеяло…

    * * *

С грустью думаю о простодушной вере Дзога *, раздавшего всю свою одежду нищим

И я бы остался нагим…
Да снова пришлось бы одеться —
Дует холодный вихрь.

    * * *

Развалины храма на юге Бодайсан *

Расскажи мне, какие печали
Видела эта гора в старину,
Ты, собирающий здесь коренья!

    * * *

Встретившись с местным учёным

…Но прежде всего спрошу:
Как зовут на здешнем наречье
Этот тростник молодой?

    * * *

Встречаю двух поэтов, отца и сына

От единого корня растут
И старая и молодая слива.
Обе льют аромат.

    * * *

Посещаю бедную хижину

Во дворе посажен батат.
Заглушили его, разрослись у ворот
Молодые побеги травы.

    * * *

В сятилище Исэ

Деревце сливы в цвету
Позади обители юных жриц.
Сколько прелести в нём!

    * * *

В путь! Покажу я тебе,
Как в далёком Ёсино вишни цветут,
Старая шляпа моя.

    * * *

Едва-едва я добрёл,
Измученный, до ночлега…
И вдруг — глициний цветы!

    * * *

Храм богини Каннон в Хацусэ

Весенняя ночь в святилище.
Какой прелестной мне кажется та,
Что в тёмном углу здесь молится.

    * * *

У подножия горы Кацураги

А я на него поглядел бы!
Ужель он уродлив, бог этой горы? *
Рассвет меж цветущих вишен.

    * * *

Парящих жаворонков выше,
Я в небе отдохнуть присел, —
На самом гребне перевала.

    * * *

Водопад «Ворота дракона»

Вишни у водопада…
Тому, кто доброе любит вино,
Снесу я в подарок ветку.

    * * *

Лишь ценителю тонких вин
Расскажу, как сыплется водопад
В пене вишнёвых цветов.

    * * *

С шелестом облетели
Горных роз лепестки…
Дальний шум водопада.

    * * *

Охочусь на вишни в цвету.
В день прохожу я — славный ходок! —
Пять ри, а порой — и шесть.

    * * *

Погасли лучи на цветах.
Тень дерева в сумерках… Кипарис?
«Завтра стану» им. Асунаро. *

    * * *

Ручей возле хижины, где обитал Сайгё

Словно вешний дождь
Бежит под навесом ветвей…
Тихо шепчет родник.

    * * *

Вновь оживает в сердце
Тоска о матери, об отце.
Крик одинокий фазана! *

    * * *

Ушедшую весну *
В далёкой гавани Вака
Я наконец догнал.

    * * *

В день смены зимней одежды на летнюю *

Я лишнее платье снял,
Несу в узелке за спиною.
Вот и летний наряд.

    * * *

Посещаю город Нара *

В день рождения Будды
Он родился на свет,
Маленький оленёнок.

    * * *

Когда епископ Гандзин *, основатель храма Сёдайдзи, плыл в Японию,
он больше семидесяти дней провёл в пути, и глаза его выел солёный морской ветер.
Увидев статую его, я сказал:

Молодые листья…
Если б мог я капли отереть
С глаз твоих незрячих!

    * * *

Расстаюсь в Нара со старым другом

Как ветки оленьего рога
Расходятся из единого комля,
Так с тобою мы расстаёмся.

    * * *

Посещаю дом друга в Осака

В саду, где раскрылись ирисы.
Беседовать со старым другом своим, —
Какая награда путнику!

    * * *

Я не увидел осеннего полнолуния на берегу Сума *

Светит луна, но не та.
Словно я не застал хозяина…
Лето на берегу Сума.

    * * *

Увидел я раньше всего
В лучах рассвета лицо рыбака,
А после — цветущий мак.

    * * *

Рыбаки пугают ворон.
Под нацеленным остриём стрелы
Кукушки тревожный крик.

    * * *

Там, куда улетает
Крик предрассветный кукушки,
Что там? — далёкий остров.

    * * *

Флейта Ацумори

Храм Сумадэра. *
Слышу, флейта играет сама собой
В тёмной гуще деревьев.

    * * *

От бухты Сума до бухты Акаси можно добраться пешком,
так близко они друг от друга. Поэтому я сказал:

Улитка, улитка!
Покажи нам рожки,
Где Сума, а где Акаси!

    * * *

Провожу ночь на корабле в бухте Акаси

В ловушке осьминог.
Он видит сон — такой короткий! —
Под летнею луной.

7

Странствия ветра

ОБ АВТОРЕ
Томихиро Хосино родился в 1946 году. Закончив педагогический институт, стал преподавать в средней школе. Спустя лишь два месяца после назначения в результате несчастного случая оказался полностью парализован ниже шеи. После девятилетнего пребывания в больнице был выписан в неизлечимом состоянии. В настоящее время живет дома под наблюдением врачей. Ценой невероятных усилий смог, держа во рту кисть, освоить каллиграфию и живопись. Его стихи и рисунки публиковались в периодической печати. В своем творчестве этот мужественный человек передает мироощущение инвалида, неутратившего веры в красоту и гармонию мира.
Первое издание его книги стихов, рисунков и дневников «Странствия ветра» вышло в 1982 году. Перевод осуществлен по 102-му изданию (1990).

I. СЛОМАННЫЙ ЦВЕТОК

* * *

В инвалидном кресле меня
везут под сакуру.
Друг ветку наклонил,
и меня засыпало
лепестками распустившихся цветов.
Я не в силах сдержать
нахлынувшего волнения

Цветы сакуры
которые цвели у рта
я
со смаком
съел.

1977



* * *

В белоснежном халате
Грациозная
Когда ты входишь
люди в палате
Восхищаются
«Сестричка милая, ты
как цветок гардении»
сказал ей это и она
ойкнув выпорхнула
Медсестра с большим ртом.

1980



* * *

Пустившие корни в черную землю
Пьющие сточную воду
Как вы можете так красиво цвести?
Я
Купающийся в любви стольких людей
Почему думаю лишь о плохом?

1978



* * *

Тем кто может двигаться
чтобы не двигаться
нужно терпение
Нужно ли это терпение
-- не двигаться --
Недвижимым вроде меня?
Подумал так и показалось
что терпения
колючая веревка,
туго стянувшая тело,
развязалась.

1974



* * *

Как моя шея
Легко сломался стебель
Но рапс пустил ростки
И зацвели цветы
Я пью ту же воду
что и эти цветы,
Под тем же
Солнцем
Стану сильным стеблем.

1975



* * *

Мне в руку. Помню,
ты вложил
Цветок азалии
А после
И себе такой же
вставил за шнурок протеза.
Хоть и без слов
Как бы сказал «Держись!»

Эй, как дела?
А красный тот цветок цветет!

1978



* * *

Моей незрелой кистью
и сотой доли красоты этих цветов
неописать.
Но я хочу навеки
Сохранить их в сердце.
И вместе с чувством N.
растившей их неустанно
и срезавшей их для меня
Пусть вечно цветут в моем сердце

1975



* * *

В утреннем свете
Пробивающемся сквозь щель между штор
второй бутон разделился на шесть частей
Любуясь мистическим зрелищем
беззвучно изгибающихся лепестков
я с гордостью подумал
нарисую -- эти цветы.
Подумал
«Позвольте я вас нарисую, господа цветы.»

1979





II. К ЦВЕТАМ



* * *

Письмо написанное
со словарем.
Даже сложные иероглифы
запомнил все.
Теперь уже
Тебя не вспоминаю.
Хотя тех знаков
не забыть
«Мать-и-мачеха»
«Прекрасный»
«Роза»
...и «тоска»

Как твое сердце
-- непростые слова.

1980



[Одуванчики]

Когда же это было?
Я увидел, как вы летите по небу
Было так радостно видеть
Как вы путешествуете
Поднятые ветром
Обремененные лишь одним.
Да ведь и человеку насущно
Лишь одно.
Мне показалось что и я смогу лететь по небу
Если выброшу все лишнее

1980



* * *

На самом деле
Много слов
не надо.
Как и в трепете
Полевых цветов на ветру
И в малых жестах
есть свой блеск.

1980



* * *

Был человек, который
бережно тебя сорвал,
Тебя не любимого
Из-за твоего запаха.
У поворота дороги
ты смотрел на ноги
проходивших мимо
и тихо жил.
И словно ждал, что когда-нибудь появится
человек, которому ты будешь нужен,
твои цветы
похожиена белый крест.

1980



* * *

Цветы цветут
глядя вверх
я лежу
глядя вверх
И пусть это обыденно
Я чувствую глубокую любовь Бога

1979



* * *

Цветы красивы
оттого что не знают
о своей красоте?
Или могут цвести красиво оттого
что знают это?

1981



* * *

Говорят что цветки камелии
слетают как головы.
Говорят что под сакурой
зарыт покойник.
Говорят горным лилиям
нравятся стоны.
А ранняя вишня
цветет на кладбищах.

Цветочки, милые цветочки
Почему
Всегда рядом с вами смерть
Почему красота и жизнь человека
Связаны так?

1980



[Змеиная трава]

Легко сломать
слабый стебель.
Господь нарисовал на вас
змею ядовитую
И даровал цветы похожие на гусиное горло
чтоб защитить вас от руки
пришедшего сорвать.
И вскоре, осенью,
невзрачная трава
даст ярко-красные плоды.

Всё в руках господних
И я
буду рад этому телу.



* * *

Когда толпой цветете вы
то выглядите весело.
В отдельности же каждый цветок
уныл и хмур.
Ах, как же вы
похожи на людей!



[Хризантема]

Переплетаются
Взбираются к небу
В отчаяньи никнут

Лепестки
Волны морские бьющие в скалы
свирепость скопившие такую
что раскат их долог.

1979



* * *

Исполнив роль,
готовы облететь цветы
А рядом --
-- нераскрывшийся бутон.
Ветвь камелии
Эпитома жизни.

1978



* * *

Деревья сами по себе
Не могут двигаться.
На данном Богом месте
изо всех сил тянут ветви
до разрешенной высоты.
Стараются расти.
Я считаю их
своими друзьями.



* * *

Бледные цветы.
Цвет мамы.
Хрупкость и печаль
Смешались.
Теплый
цвет мамы.

1978



* * *

Мамины руки,
Как цветы хризантемы,
Крепко держат
и все же мягки.
Мамины руки,
как цветы хризантемы.



* * *

Стоит Господу лишь раз
шевельнуть десницей
и, кажется, я смогу растереть мамины плечи.
Посмотрел на сердечки-плоды этой травки
Дрожащие на ветру
И показалось что этот день
И впрямь придет.

1979



* * *

Вдруг: показалось
Что кто-то смотрит
развернул коляску
а там --
цветет маленький цветок

1981



[Рододендрон японский]

Прекрасный день
Мимо лотосов
Идет старик
Легкая походка
А на спине младенец
Право левой Правой левой
встал на одной ноге
А! вот крутнулся.
Как восхитительно шагать,
Неужели я и раньше каждый день походя
Проявлял это чудное уменье



[Форсайтия]

Я ранен
Но из раны моей
Сочится твоя доброта



[Коммелина]

Могу сказать людям
Только то что хочу сказать во-вторых
И от нетерпения что не могу сказать
того что хочу сказать во-первых
Может быть пишу картины
Может быть пою

И кажется что смог сказать
И может быть тоскую по людям

1979



[Голубоглазка обыкновенная]

Мама пропалывает цветы
И ворчит
Наверняка радуется
И разросшейся траве
И тому что ее можно полоть
И грязным рукам
И льющемуся поту
Хотя и ворчит беспрестанно
И трава радуется
Что может вернуться в теплую землю

1980



[Вьюнок]

Стебель
Взбирается по шесту
А на верхушке шеста -- летнее небо
Вот бы и мне так взобраться

1980



[Гортензия]

Ты сказала: Лучше без обручального кольца
чтобы утром когда ты меня умываешь
не оцарапать лицо
а когда меня приподнимаешь
мне бы не было больно
Ты сказала: лучше без кольца

И вот в утренних лучах
бьющих сквозь кружевные шторы
ты пришла ко мне
зачерпываешь из умывальника студеную воду
и с пальцев у тебя
катится не золото не серебро
а блестящие капли

1981



[Фучо]

за соцветиями радости
почти не видно стебельков печали
В утреннем саду
нашел я угольки
сгоревших фейерверков

1980



[Солодка]

Когда-то
глядя как дрожит солодка на ветру
думал о слабости
Сегодня
глядя как дрожит солодка на ветру
я думаю о силе.

1980



[Котохвостье]

С той стороны воспоминаний
бежит мальчишка
быть может это я
В тот день когда впервые мне купили
Белые кроссовки
Пот травы брызжет на белую ткань
Так
Так радостно
Бежит в моё сегодня

1981



[Имбирь японский]

День напролет пропалываешь поле
Кладешь для шелкопряда шелковичный лист
А вечерами выскочив из дома рвешь имбирь
чтобы продать его
и к ужину чего-то прикупить
обычно рыбу в сое с соленой морской капустой
имбирь зацветший падает в цене
поэтому случалось ты продавала оборвав цветы
Полоска кожи между грубыми носками и рабочими штанами
всегда была в укусах комаров
Мамочка!
Ты говорила «Не ешь эти цветки -- станешь дурачком»
Всё,
как сейчас, стоит перед глазами

1981



[Золотистая резеда]

День переодетый в зимние одежды
мягкая нежность
меня окутала
это был запах камфары,
это был запах рукавов кимоно
мамы
мамы, пришедшей посмотреть наши соревнования

1980



[Многие хризантемы]

Чем собрание радостей
собрание печалей
кажется ближе к счастью.
Чем собрание сильных
собрание слабых
кажется ближе к правде.
Чем собрание счастий
собрание несчастий
кажется ближе к любви.

1981



[Опять камелии]

Ради одного цветка
Сколько листьев
пережило зиму
Отполированные зимними ветрами
весенние листы сияют
Как мама
                  сияют

1980



[Магнолия крупноцветная]

Человек спит лицом к небу
В одиночестве лицом к небу
В изнеможении лицом к небу
Победив обращаешься к небу

И в болезни
и во сне
Ты обращаешь людей к бесконечному небу --
-- Словно говоришь
Вглядись в вечность

Человек
спит лицом к небу

8

Творчество 

Что толкает и движет облака?
Конечно, ветер.
Ну а что движет ветром?
Конечно, что-то.

Что заставляет деревья плодоносить?
Что заставляет меня писать стихи?
И то тихое что-то,
что заставляет плодоносить,
и то, что движет ветром, -
одинаковы ли эти что-то?

Движущее что-то
и тихое что-то
сейчас
чувствую в глубине души.

9

Хайку 

    * * *

Луна — путеводный знак —
Просит: «Сюда пожалуйте!»
Дорожный приют в горах. *

    * * *

Наскучив долгим дождём,
Ночью сосны прогнали его…
Ветви в первом снегу.

    * * *

Ирис на берегу.
А вот другой — до чего похож! —
Отраженье в воде.

    * * *

Отцу, потерявшему сына

Поник головой, —
Словно весь мир опрокинут, —
Под снегом бамбук.

    * * *

Сыплются льдинки.
Снега белая занавесь
В мелких узорах.

    * * *

Вечерним вьюнком
Я в плен захвачен… Недвижно
Стою в забытьи.

    * * *

В ответ на просьбу сочинить стихи

Вишни в весеннем расцвете.
Но я — о горе! — бессилен открыть
Мешок, где спрятаны песни.

    * * *

Люди вокруг веселятся —
И только… Со склонов горы Хацусэ
Глядят невоспетые вишни. *

    * * *

Бутоны вишнёвых цветов,
Скорей улыбнитесь все сразу
Прихотям ветерка!

    * * *

Ива свесила нити…
Никак не уйду домой —
Ноги запутались.

    * * *

Перед вишней в цвету
Померкла в облачной дымке
Пристыженная луна.

    * * *

Покидая родину

Облачная гряда
Легла меж друзьями… Простились
Перелётные гуси навек.

    * * *

Роща на склоне горы.
Как будто гора перехвачена
Поясом для меча.

    * * *

В горах Саё-но Накаяма *

«Вершины жизни моей!»
Под сенью дорожной шляпы
Недолгого отдыха час.

    * * *

О ветер со склона Фудзи!
Принёс бы на веере в город тебя,
Как драгоценный подарок. *

    * * *

Прошёл я сотню ри.
За дальней далью облаков
Присяду отдохнуть. *

    * * *

Снова на родине

Глаз не отвести…
Не часто видел я в Эдо
Луну над гребнем гор.

    * * *

Новогоднее утро

Всюду ветки сосен у ворот.
Словно сон одной короткой ночи —
Промелькнули тридцать лет. *

    * * *

«Осень уже пришла!» —
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к постели моей.

    * * *

Майских дождей пора.
Будто море светится огоньками —
Фонари ночных сторожей.

    * * *

Иней его укрыл,
Стелет постель ему ветер…
Брошенное дитя.

    * * *

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

    * * *

Сегодня «травой забвенья»
Хочу я приправить мой рис,
Старый год провожая.

    * * *

В небе такая луна,
Словно дерево спилено под корень:
Виднеется свежий срез.

    * * *

Жёлтый лист плывёт.
У какого берега, цикада,
Вдруг проснёшься ты?

    * * *

Всё выбелил утренний снег.
Одна примета для взора —
Стрелки лука в саду.

    * * *

Как разлилась река!
Цапля бредёт на коротких ножках,
По колено в воде.

    * * *

Тихая лунная ночь…
Слышно, как в глубине каштана
Ядрышко гложет червяк.

    * * *

Богачи лакомятся вкусным мясом, могучие воины
довольствуются листьями и кореньями сурепки.
А я — просто-напросто бедняк

Снежное утро,
Сушёную рыбу глодать одному —
Вот моя участь.

    * * *

Видно, кукушку к себе
Манят колосья в поле:
Машут, словно ковыль… *

    * * *

Девять лет я вёл бедственную жизнь в городе и
наконец переехал в предместье Фукагава. Мудро
сказал в старину один человек: «Столица Чанъань —
издревле средоточие славы и богатства,
но трудно в ней прожить тому, у кого нет денег».
Я тоже так думаю, ибо я — нищий

Шатая дощатую дверь,
Сметает к ней листья с чайных кустов
Зимний холодный вихрь.

    * * *

Надпись на картине

Единственное украшенье —
Ветка цветов мукугэ в волосах.
Голый крестьянский мальчик. *

    * * *

Что глупей темноты!
Хотел светлячка поймать я —
И напоролся на шип.

    * * *

Во тьме безлунной ночи
Лисица стелется по земле,
Крадётся к спелой дыне.

    * * *

Всё в мире быстротечно!
Дым убегает от свечи,
Изодран ветхий полог.

    * * *

Юной красавице

Мелькнула на миг…
В красоте своей нерасцветшей —
Лик вечерней луны.

    * * *

Мой друг Рика прислал мне в подарок
саженцы банановой пальмы

Бананы я посадил.
О молодой побег тростника,
Впервые тебе я не рад! *

    * * *

Кишат в морской траве
Прозрачные мальки… Поймаешь —
Растают без следа. *

    * * *

Росинки на горных розах.
Как печальны лица сейчас
У цветов полевой сурепки! *

    * * *

Весной собирают чайный лист

Все листья сорвали сборщицы…
Откуда им знать, что для чайных кустов
Они — словно ветер осени!

    * * *

В хижине, крытой тростником

Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь напролёт.

    * * *

Печалюсь, глядя на луну; печалюсь, думая о своей судьбе;
печалюсь о том, что я такой неумелый!
Но никто не спросит меня: отчего ты печален?
И мне, одинокому, становится ещё грустнее

Печалью своей дух просвети!
Пой тихую песню за чашкой похлёбки.
О ты, «печальник луны»!

    * * *

В первый «день Змеи» *

Рукава землёю запачканы.
«Ловцы улиток» весь день по полям
Бродят, бродят без роздыха.

    * * *

Зимней ночью в предместье Фукагава

Вёсла хлещут по ледяным волнам.
Сердце стынет во мне.
Ночь — и слёзы.

    * * *

Ночной халат так тяжёл.
Чудится мне, в дальнем царстве У
С неба сыплется снег… *

    * * *

Старик Ду Фу *

Вихрь поднимая своей бородой,
Стонешь, что поздняя осень настала…
«О, кто на свет породил тебя?»

    * * *

Зимой покупаю кувшин питьевой воды

Зимой горька вода со льдом!
«Но крысе водяной немного надо…»
Чуть-чуть я горло увлажнил. *

    * * *

Ответ ученику *

А я — человек простой!
Только вьюнок расцветает,
Ем свой утренний рис.

    * * *

Где же ты, кукушка?
Вспомни, сливы начали цвести,
Лишь весна дохнула. *

    * * *

Ива склонилась и спит,
И кажется мне, соловей на ветке —
Это её душа.

    * * *

В печали сильнее чувствуешь, что вино —
великий мудрец; в нищете впервые познаёшь,
что деньги — божество

Пируют в дни расцвета вишен.
Но мутное вино моё бело,
Но с шелухою рис мой чёрный. *

    * * *

Топ-топ — лошадка моя.
Вижу себя на картине —
В просторе летних лугов.

    * * *

В хижине, отстроенной после пожара

Слушаю, как градины стучат.
Лишь один я здесь не изменился,
Словно этот старый дуб.

    * * *

Далёкий зов кукушки
Напрасно прозвучал. Ведь в наши дни
Перевелись поэты.

    * * *

Первая проба кисти в году

Настал новогодний праздник.
Но я печален… На память мне
Приходит глухая осень.

    * * *

Стихи в память поэта Сэмпу *

К тебе на могилу принёс
Не лотоса листья святые —
Пучок полевой травы.

    * * *

В доме Кавано Сёха стояли в надтреснутой вазе
стебли цветущей дыни, рядом лежала цитра без струн,
капли воды сочились и, падая на цитру,
заставляли её звучать *

Стебли цветущей дыни.
Падают, падают капли со звоном…
Или это — «цветы забвенья»?

    * * *

Напутствие другу

О, если ты стихов поэта не забыл,
Скажи себе а горах Саё-но Накаяма:
Вот здесь он тоже отдыхал в тени! *

    * * *

Грущу, одинокий, в хижине,
похоронив своего друга — монаха Доккая

Некого больше манить!
Как будто навеки замер,
Не шелохнётся ковыль.

    * * *

Послышится вдруг «шорх-шорх»
В душе тоска шевельнётся…
Бамбук в морозную ночь.

    * * *

Недолгий отдых в гостеприимном доме

Здесь я в море брошу наконец
Бурями истрёпанную шляпу,
Рваные сандалии мои.

    * * *

Рушат рис

Не узнают суровой зимы
В этом доме… Пестика дробный стук —
Словно сыплется частый град.

    * * *

В тесной хибарке моей
Озарила все четыре угла
Луна, заглянув в окно.

    * * *

На чужбине

Тоненький язычок огня, —
Застыло масло в светильнике.
Проснёшься… Какая грусть!

    * * *

Ворон-скиталец, взгляни!
Где гнездо твоё старое?
Всюду сливы в цвету.

    * * *

Поля по-зимнему глядят.
Лишь кое-где крестьяне бродят,
Сбирая листья первых трав.

    * * *

Бабочки полёт
Будит тихую поляну
В солнечном свету.

    * * *

Вид на залив Наруми

Случается и ногам кораблей
В такой весенний день отдыхать
Персики на морском берегу.

    * * *

Встречный житель гор
Рта не разомкнул. До подбородка
Достаёт ему трава.

    * * *

На луну загляделись.
Наконец-то мы можем вздохнуть! —
Мимолётная тучка.

    * * *

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймёте мои стихи,
Когда заночуете в поле.

    * * *

К утренним вьюнкам
Летит с печальным звоном
Слабеющий москит.

    * * *

И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьёт торопливо
С хризантемы росу.

    * * *

Цветы увяли.
Сыплются, падают семена,
Как будто слёзы…

    * * *

Порывистый листобой
Спрятался в рощу бамбука
И понемногу утих.

    * * *

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

    * * *

На Новый год

Сколько снегов уже видели,
Но сердцем не изменились они —
Ветки сосен зелёные!

    * * *

Внимательно вглядись!
Цветы «пастушьей сумки»
Увидишь под плетнём.

    * * *

Смотрю в окно после болезни

Храма Каннон там, вдалеке
Черепичная кровля алеет
В облаках вишнёвых цветов. *

    * * *

О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
Спящий мотылёк!

    * * *

Памяти друга *

На землю летят,
Возвращаются к старым корням…
Разлука цветов!

    * * *

Другу, уехавшему в западные провинции

Запад или Восток —
Всюду одна и та же беда
Ветер равно холодит.

    * * *

Первый снег под утро.
Он едва-едва пригнул
Листики нарцисса.

    * * *

Хожу кругом пруда

Праздник осенней луны.
Кругом пруда, и опять кругом.
Ночь напролёт кругом!

    * * *

Кувшин для хранения зерна

Вот всё, чем богат я!
Лёгкая, словно жизнь моя,
Тыква-горлянка.

    * * *

Этой, поросшей травою,
Хижине верен остался лишь ты,
Разносчик зимней сурепки.

    * * *

Я выпил вина,
Но мне только хуже не спится…
Ночной снегопад.

    * * *

Вода так холодна!
Уснуть не может чайка,
Качаясь на волне.

    * * *

С треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нём замёрзла.
Я пробудился вдруг.

    * * *

Базар новогодний в городе.
И мне бы его посетить хоть раз!
Купить курительных палочек.

    * * *

Луна или утренний снег…
Любуясь прекрасным, я жил, как хотел.
Вот так и кончаю год.

    * * *

Надев платье, подаренное на Новый год

Кто это, скажи?
Сам себя вдруг не узнал я
Утром в Новый год.

    * * *

Эй, мальчик-пастух!
Оставь же сливе немного веток,
Срезая хлысты.

    * * *

Морская капуста легче…
А носит торговец-старик на плече
Корзины тяжёлых устриц.

    * * *

Облака вишнёвых цветов!
Звон колокольный доплыл… Из Уэно
Или Асакуса? *

    * * *

Уезжающему другу

Друг, не забудь
Скрытый незримо в чаще
Сливовый цвет!

    * * *

В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей-дружок!

    * * *

Аиста гнездо на ветру.
А под ним — за пределами бури —
Вишен спокойный цвет.

    * * *

Долгий день напролёт
Поёт — и не напоётся
Жаворонок весной.

    * * *

Над простором полей —
Ничем к земле не привязан —
Жаворонок звенит.

    * * *

Другу, который отправляется в путь

Гнездо, покинутое птицей…
Как грустно будет мне глядеть
На опустелый дом соседа.

    * * *

Майские льют дожди.
Что это? — лопнул на бочке обод? —
Звук неясный ночной… *

    * * *

Другу, потерявшему мать *

В белом цвету плетень
Возле дома, где не стало хозяйки…
Холодом обдаёт.

    * * *

Как волосами оброс,
Как худ я, как иссиня-бледен!
Майский дождь без конца.

    * * *

Пойдём, друзья, поглядим
На плавучие гнёзда уток
В разливе майских дождей!

    * * *

Звонко долбит
Столб одинокой хижины
Дятел лесной.

    * * *

Нынче выпал ясный день.
Но откуда брызжут капли?
В небе облака клочок.

    * * *

Ветку, что ли обломил
Ветер, пробегая в соснах? —
Как прохладен плеск воды!

    * * *

Чистый родник!
Вверх побежал по моей ноге
Маленький краб.

    * * *

Рядом с цветущим вьюнком
Отдыхает в жару молотильщик.
Как он печален, наш мир!

    * * *

Вот здесь в опьяненье
Уснуть бы на этих речных камнях,
Поросших гвоздикой…

    * * *

В опустевшем саду друга

Он дыни здесь растил.
А ныне старый сад заглох…
Вечерний холодок.

    * * *

В похвалу поэту Рика *

Будто в руки взял
Молнию, когда во мраке
Ты зажёг свечу.

    * * *

Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

    * * *

На ночь, хоть на ночь одну,
О кусты цветущие хаги
Приютите бродячего пса! *

    * * *

Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

    * * *

Бросил на миг
Обмолачивать рис крестьянин,
Глядит на луну.

    * * *

Праздник Бон миновал.
Вечера всё темнее.
Голоса цикад. *

    * * *

Вялые листья батата
На высохшем поле. Восхода луны
Ждут не дождутся крестьяне.

    * * *

Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождём.

    * * *

Совсем легла на землю,
Но неизбежно зацветёт
Больная хризантема.

    * * *

Тучи набухли дождём
Только над гребнем предгорья.
Фудзи — белеет в снегу.

    * * *

Мыс Ирагодзаки.
Голос ястреба… Что в целом мире
На тебя похоже? *

    * * *

На морском побережье

Весь в песке, весь в снегу!
С коня мой спутник свалился,
Захмелев от вина.

    * * *

Ростки озимых взошли.
Славный приют для отшельника —
Деревня среди полей.

    * * *

Молись о лучших днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем похож. *

    * * *

Снега, снега, снега…
А ведь как будто нынче полнолунье,
Последнее в году?

    * * *

Дорожный ночлег

Сосновую хвою жгу.
Сушу на огне полотенце…
Зимняя стужа в пути.

    * * *

На родине

Хлюпают носами…
Милый сердцу деревенский звук!
Зацветают сливы.

    * * *

Персиков расцвет!
А за ними — первая в году —
Вишня чуть видна.

    * * *

В чарку с вином,
Ласточки, не уроните,
Глины комок.

    * * *

В гостях у вишнёвых цветов
Я пробыл ни много ни мало:
Двадцать счастливых дней.

    * * *

Прощайте, о вишен цветы!
Спасибо вам за радушный приём,
За щедрую доброту.

    * * *

Под сенью вишнёвых цветов
Я, словно старинной драмы герой,
Ночью прилёг уснуть.

    * * *

Вишни в полном цвету!
А рассвет такой, как всегда,
Там, над дальней горой…

    * * *

В мареве майских дождей
Только один не тонет
Мост над рекой Сэта. *

    * * *

Ловля светлячков над рекой Сэта *

Ещё мелькают в глазах
Горные вишни… И чертят огнём
Вдоль них светлячки над рекой.

    * * *

Здесь когда-то замок стоял…
Пусть мне первый расскажет о нём
Бьющий в старом колодце родник.

    * * *

Осенним вечером

Кажется, что сейчас
Колокол тоже в ответ загудит…
Так цикады звенят.

    * * *

Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

    * * *

Словно хрупкий юноша,
О цветы, забытые в полях,
Вы напрасно вянете.

    * * *

Смотрю ночью, как проплывают мимо
рыбачьи лодки с корморанами *

Было весело мне, но потом
Стало что-то грустно… Плывут
На рыбачьих лодках огни.

    * * *

В похвалу новому дому

Дом на славу удался!
На задворках воробьи
Просо радостно клюют.

    * * *

Все вьюнки на одно лицо.
А тыквы-горлянки осенью?
Двух одинаковых нет!

    * * *

Осень уже недалеко.
Поле в колосьях и море —
Одного зелёного цвета.

    * * *

И просо и конопля —
Всё же не худо живётся
В хижине, крытой травой.

    * * *

О нет, готовых
Я для тебя сравнений не найду,
Трёхдневный месяц!

    * * *

Неподвижно висит
Тёмная туча вполнеба…
Видно, молнию ждёт.

    * * *

О, сколько их на полях!
Но каждый цветёт по-своему, —
Вот высший подвиг цветка!

    * * *

На горе «Покинутой старухи» *

Мне приснилась давняя быль:
Плачет брошенная в горах старуха,
И только месяц ей друг.

    * * *

То другим говорил «прощай!»,
То прощались со мной… А в конце пути
Осень в горах Кисо. *

    * * *

Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

    * * *

С ветки скатился каштан.
Тому, кто в дальних горах не бывал,
В подарок его отнесу.

    * * *

В похвалу императору Нинтоку *,
который с кровли любовался народным праздником

Вот высшая радость его!
Народ веселится… Во всех дворах
Курятся дымком очаги.

    * * *

Только одни стихи!
Вот всё, что в «Приют банановый»
Поэту весна принесла.

    * * *

Другу

Посети меня
В одиночестве моём!
Первый лист упал… *

    * * *

Кончился в доме рис…
Поставлю в тыкву из-под зерна
«Женской красы» цветок. *

    * * *

А я не хочу скрывать:
Похлёбка из варёной ботвы
С перцем — вот мой обед!

    * * *

Ещё стоят там и тут
Островками колосья несжатые…
Тревожно кричит бекас.

    * * *

Поэт Рика скорбит о своей жене

Одеяло для одного.
И ледяная, чёрная
Зимняя ночь… О печаль!

    * * *

В день очищения от грехов

Дунул свежий ветерок,
С плеском выскочила рыба…
Омовение в реке. *

    * * *

Зимние дни в одиночестве.
Снова спиной прислонюсь
К столбу посредине хижины.

    * * *

Отец тоскует о своём ребёнке

Всё падают и шипят.
Вот-вот огонь в глубине золы
Погаснет от слёз.

    * * *

Письмо на север

Помнишь, как любовались мы
Первым снегом? Ах, и в этом году
Он, уж верно, выпал опять.

    * * *

Срезан для крыши камыш.
На позабытые стебли
Сыплется мелкий снежок.

    * * *

Ранней весною

Вдруг вижу, — от самых плеч
Моего бумажного платья
Паутинки, зыблясь, растут.

    * * *

Уступаю на лето свой дом *

И ты постояльцев
Нашла весной, моя хижина:
Станешь домиком кукол.

    * * *

Весна уходит.
Плачут птицы. Глаза у рыб
Полны слезами.

    * * *

Солнце заходит.
И паутинки тоже
В сумраке тают…

    * * *

Звон вечернего колокола —
И то здесь, в глуши, не услышишь.
Весенние сумерки.

    * * *

На горе «Солнечного света» *

О священный восторг!
На зелёную, на молодую листву
Льётся солнечный свет.

    * * *

Вот он — мой знак путеводный!
Посреди высоких трав луговых
Человек с охапкою сена.

    * * *

Сад и гора вдали
Дрогнули, движутся, входят
В летний раскрытый дом.

    * * *

Крестьянская страда

Полоть… Жать…
Только и радости летом —
Кукушки крик.

    * * *

Погонщик! Веди коня
Вон туда, через поле!
Там кукушка поёт.

    * * *

Возле «Камня смерти»

Ядом дышит скала. *
Кругом трава покраснела.
Даже роса в огне.

    * * *

В тени ивы, воспетой Сайгё *

Всё поле из края в край
Покрылось ростками… Только тогда
Я покинул, ива, тебя.

    * * *

Ветер на старой заставе Сиракава *

Западный ветер? Восточный?
Нет, раньше послушаю, как шумит
Ветер над рисовым полем.

    * * *

Увидел, как высоко поднялись ростки на поле

Побеги риса лучше слов
Сказали мне, как почернел лицом я,
Как много дней провёл в пути!

    * * *

Майские дожди
Водопад похоронили —
Залили водой.

    * * *

По пути на север слушаю песни крестьян

Вот исток, вот начало
Всего поэтического искусства!
Песня посадки риса.

    * * *

Островки… островки…
И на сотни осколков дробится
Море летнего дня.

    * * *

На старом поле битвы *

Летние травы
Там, где исчезли герои,
Как сновиденье.

    * * *

Какое блаженство!
Прохладное поле зелёного риса…
Воды журчанье…

    * * *

Тишина кругом.
Проникает в сердце скал
Лёгкий звон цикад.

    * * *

Какая быстрина!
Река Могами * собрала
Все майские дожди.

    * * *

Трёхдневный месяц
Над вершиною «Чёрное крыло»
Прохладой веет.

    * * *

Там, где родится поток, *
Низко склонилась ива:
Ищет ледник в земле.

    * * *

Облачная гряда
Раскололась… Недаром, вершина,
Ты зовёшься «Горой луны»

    * * *

Какая вдруг перемена!
Я спустился с гор — и подали мне
Первые баклажаны.

    * * *

«Ворота прилива».
Омывает цаплю по самую грудь
Прохладное море.

    * * *

Жар солнечного дня
Река Могами унесла
В морскую глубину.

    * * *

Первая дыня, друзья!
Разделим её на четыре части?
Разрежем её на кружки?

    * * *

Сушатся мелкие окуньки
На ветках ивы… Какая прохлада!
Рыбачьи хижины на берегу.

    * * *

Накануне «Праздника Танабата» *

Праздник «Встречи двух звёзд»,
Даже ночь накануне так непохожа
На обычную ночь.

    * * *

Пестик из дерева.
Был ли он сливой когда-то?
Был ли камелией?

    * * *

Бушует морской простор!
Далеко, до острова Садо,
Стелется Млечный Путь. *

    * * *

В гостинице

Со мной под одной кровлей
Две девушки… Ветки хаги в цвету
И одинокий месяц.

    * * *

Как пахнет зреющий рис!
Я шёл через поле, и вдруг —
Направо залив Арисо. *

    * * *

Перед могильным холмом
рано умершего поэта Иссё *

Содрогнись, о холм!
Осенний ветер в поле —
Мой одинокий стон.

    * * *

Красное-красное солнце
В пустынной дали… Но леденит
Этот ветер осенний.

    * * *

Местность под названием «Сосенки»

«Сосенки»… Милое имя!
Клонятся к сосенкам на ветру
Кусты и осенние травы.

    * * *

Сыплются ягоды с веток…
Шумно вспорхнула стая скворцов.
Утренний ветер.

    * * *

Равнина Мусаси * вокруг.
Ни одно не коснётся облако
Дорожной шляпы твоей.

    * * *

В осенних полях

Намокший, идёт под дождём,
Но песни достоин и этот путник.
Не только хаги в цвету.

    * * *

Шлем Санэмори *

О, беспощадный рок!
Под этим славным шлемом
Теперь сверчок звенит.

    * * *

Расстаюсь в пути со своим учеником

Отныне иду один.
На шляпе надпись: «Нас двое»…
Я смою её росой.

    * * *

Белее белых скал *
На склонах Каменной горы
Осенний этот вихрь!

    * * *

Хотел бы я двор подмести
Перед тем, как уйти… Возле храма
Ивы листья роняют свои.

    * * *

Расставаясь с другом

Прощальные стихи
На веере хотел я написать, —
В руке сломался он.

    * * *

Собрались на берегу любоваться луной

Да разве только луну? —
И борьбу сегодня из-за дождя
Не удалось посмотреть.

    * * *

В бухте Цуруга, где некогда затонул колокол *

Где ты, луна, теперь?
Как затонувший колокол,
Скрылась на дне морском.

    * * *

Волна на миг отбежала.
Среди маленьких раковин розовеют
Лепестки опавшие хаги.

    * * *

Бабочкой никогда
Он уж не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.

    * * *

Я открыл дверь и увидел на западе гору Ибуки.
Ей не надо ни вишнёвых садов, ни снега,
она хороша сама по себе

Такая, как есть!
Не надо ей лунного света…
Ибуки-гора.

    * * *

На берегу залива Футами, где жил поэт Сайгё

Может, некогда служил
Тушечницей этот камень?
Ямка в нём полна росы.

    * * *

Я осенью в доме один.
Что ж, буду ягоды собирать,
Плоды собирать с ветвей.

    * * *

Домик в уединенье.
Луна… Хризантемы… В придпчу к ним
Клочок небольшого поля.

    * * *

Холодный дождь без конца.
Так смотрит продрогшая обезьянка,
Будто просит соломенный плащ.

    * * *

До чего же долго
Льётся дождь! На голом поле
Жниво почернело.

    * * *

Зимняя ночь в саду.
Ниткой тонкой — и месяц в небе,
И цикады чуть слышный звон.

    * * *

В горной деревне

Монахини рассказ
О прежней службе при дворе…
Кругом глубокий снег.

    * * *

Играю с детьми в горах

Дети, кто скорей?
Мы догоним шарики
Ледяной крупы.

    * * *

Снежный заяц — как живой!
Но одно осталось, дети:
Смастерим ему усы.

    * * *

Скажи мне, для чего,
О ворон, в шумный город,
Отсюда ты летишь?

    * * *

Проталина в снегу,
А в ней — светло-лиловый
Спаржи стебелёк.

    * * *

Весенние льют дожди.
Как тянется вверх чернобыльник
На этой заглохшей тропе!

    * * *

Воробышки над окном
Пищат, а им отзываются
Мыши на чердаке.

    * * *

Продавец бонитов идёт. *
Какому они богачу сегодня
Помогут упиться вином?

    * * *

Как нежны молодые листья
Даже здесь, на сорной траве,
У позабытого дома.

    * * *

Камелии лепестки…
Может быть, соловей уронил
Шапочку из цветов?

    * * *

Дождик весенний…
Уж выпустили по два листка
Семена баклажанов.

    * * *

Над старой рекой
Молодыми почками налились
Ивы на берегу.

    * * *

Листья плюща…
Отчего-то их дымный пурпур
О былом говорит.

    * * *

На картину, изображающую человека
с чаркой вина в руке

Ни луны, ни цветов.
А он и не ждёт их, он пьёт,
Одинокий, вино.

    * * *

Встречаю новый год в столице

Праздник весны…
Но кто он, прикрытый рогожей
Нищий в толпе? *

    * * *

Замшелый могильный камень.
Под ним — наяву это или во сне? —
Голос шепчет молитвы. *

    * * *

Всё кружится стрекоза…
Никак зацепиться не может
За стебли гибкой травы.

    * * *

На высокой насыпи — сосны,
А меж ними вишни видны и дворец
В глубине цветущих деревьев…

    * * *

Не думай с презреньем:
«Какие мелкие семена!»
Это красный перец.

    * * *

Сначала покинул траву…
Потом деревья покинул…
Жаворонка полёт.

    * * *

Колокол смолк вдалеке,
Но ароматом вечерних цветов
Отзвук его плывёт.

    * * *

Моему ученику

Путник в дальней стране!
Вернись, тебе покажу я *
Истинные цветы.

    * * *

Чуть дрожат паутинки.
Тонкие нити травы сайко
В полумраке трепещут.

    * * *

С четырёх сторон
Вишен лепестки летят
В озеро Нио *.

    * * *

Минула весенняя ночь.
Белый рассвет обернулся
Морем вишен в цвету.

    * * *

Жаворонок поёт. *
Звонким ударом в чаще
Вторит ему фазан.

    * * *

Роняя лепестки,
Вдруг пролил горсточку воды
Камелии цветок.

    * * *

Ручеёк чуть заметный.
Проплывают сквозь чащу бамбука
Лепестки камелий.

    * * *

Весенний ветер.
Отозвалась на чьи-то голоса
Гора Микаса. *

    * * *

Алые сливы в цвету… *
К той, кого никогда я не видел,
Занавеска рождает любовь.

    * * *

Вот причуда знатока!
На цветок без аромата
Опустился мотылёк.

    * * *

Столица уже примелькалась,
Но прежнее очарованье воскресло,
Когда я услышал кукушку.

    * * *

Майский дождь бесконечный.
Мальвы куда-то тянутся,
Ищут дорогу солнца.

    * * *

Слабый померанца аромат.
Где?.. Когда?.. В каких полях, кукушка,
Слышал я твой перелётный крик?

    * * *

Поселяюсь в уединённой хижине

Прежде всего у тебя
Ищу я защиты, высокий дуб,
В тенистом летнем лесу.

    * * *

Холодный горный источник.
Горсть воды не успел зачерпнуть,
Как зубы уже заломило.

    * * *

Падает с листком…
Нет, смотри, на полдороге
Светлячок вспорхнул.

    * * *

Ночью на реке Сэта

Любуемся светлячками.
Но лодочник ненадёжен: он пьян —
И лодку уносят волны…

    * * *

Как ярко горят светлячки,
Отдыхая на ветках деревьев!
Дорожный ночлег цветов!

    * * *

И кто бы мог сказать,
Что жить им так недолго?
Немолчный звон цикад.

    * * *

В старом моём домишке
Москиты почти не кусаются.
Вот всё угощенье для друга!

    * * *

Утренний час
Или вечерний, — вам всё равно,
Дыни цветы!

    * * *

И цветы и плоды!
Всем сразу богата дыня
В лучшую пору свою.

    * * *

Жители Киото отдыхают в летнюю жару возле
реки Камо от самого того часа, когда восходит
вечерняя луна, и до восхода солнца. Всю ночь они
пьют вино и веселятся. На женщинах пояса повязаны
изящным узлом, мужчины в нарядных накидках.
Среди толпы виднеются и монахи и старики.
Даже подмастерья бочаров и кузнецов, вырвавшись
на свободу, поют и горланят вволю

Речной ветерок.
Повсюду халаты мелькают
Цвета белой хурмы.

    * * *

Праздник поминовения душ!
Но и сегодня на старом кладбище
Поднимается новый дымок.

    * * *

Хижина рыбака.
Замешался в груду креветок
Одинокий сверчок. *

    * * *

Весь двор возле храма
Завесили листьями своими
Банановые пальмы.

    * * *

Один монах сказал: «Учение Дзэн, неверно понятое,
наносит душам большие увечья». Я согласился с ним *

Стократ благородней тот,
Кто не скажет при блеске молнии:
«Вот она, наша жизнь!»

    * * *

Белый волос упал.
Под моим изголовьем
Не смолкает сверчок.

    * * *

Больной опустился гусь
На поле холодной ночью.
Сон одинокий в пути.

    * * *

В монастыре

Пьёт свой утренний чай
Настоятель в спокойствии важном.
Хризантемы в саду.

    * * *

В ночь осеннего полнолуния

В сиянии луны
Ни одного в собранье не осталось
Прекрасного лица.

    * * *

Прозрачна осенняя ночь.
Далеко, до Семизвездия *,
Разносится стук вальков.

    * * *

«Сперва обезьяны халат!» —
Просит прачек выбить вальком
Продрогший поводырь.

    * * *

Пугают, гонят с полей!
Вспорхнут воробьи и спрячутся
Под сенью чайных кустов.

    * * *

Позади дощатой ограды
Кричат пронзительно перепела
В облетевшей роще павлоний.

    * * *

Даже дикого кабана
Закружит, унесёт с собой
Этот зимний вихрь полевой!

    * * *

Уж осени конец,
Но верит в будущие дни
Зелёный мандарин.

    * * *

Ем похлёбку свою один.
Словно кто-то играет на цитре —
Град по застрехе стучит.

    * * *

К портрету друга

Повернись ко мне!
Я тоскую тоже
Осенью глухой.

    * * *

В дорожной гостинице

Переносный очаг,
Так, сердце странствий, и для тебя
Нет покоя нигде.

    * * *

Холод пробрал в пути.
У птичьего пугала, что ли,
В долг попросить рукава?

    * * *

Сушёная эта макрель
И нищий монах измождённый
На холоде в зимний день.

    * * *

Всю долгую ночь,
Казалось мне, стынет бамбук…
Утро встало в снегу.

    * * *

Получаю летний халат в подарок от поэта Сампу *

И я нарядился!
Так тонок халат мой летний —
Крылья цикады!

    * * *

Стебли морской капусты.
Песок заскрипел на зубах… *
И вспомнил я, что старею.

    * * *

Поздно пришёл мандзай *
В горную деревушку.
Сливы уже зацвели.

    * * *

Ждём восхода луны. *
Ветку сливы несёт на плече
Мальчик-монах.

    * * *

В деревне

Вконец отощавший кот
Одну ячменную кашу ест…
А ещё и любовь!

    * * *

Ночь. Бездонная тьма.
Верно, гнездо своё потерял —
Стонет где-то кулик.

    * * *

Откуда вдруг такая лень?
Едва меня сегодня добудились…
Шумит весенний дождь.

    * * *

Грозовая гора.
Ветер в чаще бамбука
Протоптал тропу.

    * * *

Откуда кукушки крик?
Сквозь чащу густого бамбука
Сочится лунная ночь.

    * * *

Печального, меня
Сильнее грустью напои,
Кукушки дальний зов!

    * * *

В ладоши звонко хлопнул я.
А там, где эхо прозвучало,
Бледнеет летняя луна.

    * * *

Майский докучный дождь…
Обрывки цветной бумаги
На обветшалой стене.

    * * *

Нахожу свой детский рисунок

Детством пахнуло…
Старый рисунок я отыскал, —
Ростки бамбука.

    * * *

Что ни день, что ни день —
Всё желтее колосья.
Жаворонки поют.

    * * *

Женщина готовит тимаки *

Листок бамбука в руке…
Другой рукой заправляет
Прядь выбившихся волос.

    * * *

Уединённый дом
В сельской тиши… Даже дятел
В эту дверь не стучит!

    * * *

В летний зной *

«Безводный месяц» пришёл.
Кто хвалит леща морского, а я —
Солёное мясо кита.

    * * *

Без конца моросит.
Лишь мальвы сияют, как будто
Над ними безоблачный день.

    * * *

Зеленеет один,
Осеннему ветру наперекор,
Спелый каштан.

    * * *

В тёмном хлеву
Звон москитов чуть слышен…
Конец жаре.

    * * *

В ночь полнолуния

Друг мне в подарок прислал
Рису, а я его пригласил
В гости к самой луне.

    * * *

Лёгкий ночной ветерок.
Чай хорош! И вино хорошо!
И лунная ночь хороша!

    * * *

Глубокою стариной
Повеяло… Сад возле храма
Засыпан палым листом.

    * * *

Луна шестнадцатой ночи *

Так легко-легко
Выплыла — и в облаке
Задумалась луна.

    * * *

Отоприте дверь!
Лунный свет впустите
В храм Укимидо! *

    * * *

Шестнадцатая ночь. *
Успеем ли сварить креветок?
Так мало длится тьма!

    * * *

Стропила моста поросли
«Печаль-травою»… * Сегодня она
Прощается с полной луной.

    * * *

Кричат перепела.
Должно быть, вечереет.
Глаз ястреба померк.

    * * *

Вместе с хозяином дома
Слушаю молча вечерний звон.
Падают листья ивы.

    * * *

Благоденствие большой семьи

Деды, отцы, внуки!
Три поколения, а в саду —
Хурма, мандарины…

    * * *

Белый грибок в лесу.
Какой-то лист незнакомый
К шляпке его прилип.

    * * *

Какая грусть!
В маленькой клетке подвешен
Пленный сверчок. *

    * * *

В день «Праздника хризантем» *

Одинокий мой шалаш!
День померк — и вдруг вино прислали
С лепестками хризантем.

    * * *

Варят на ужин лапшу.
Как пылает под котелком огонь
В эту холодную ночь.

    * * *

Ночная тишина.
Лишь за картиной на стене
Звенит-звенит сверчок.

    * * *

И мотылёк прилетел!
Он тоже пьёт благовонный настой
Из лепестков хризантем.

    * * *

Блестят росинки.
Но есть у них привкус печали,
Не позабудьте!

    * * *

Верно, эта цикада
Пеньем вся изошла? —
Одна скорлупка осталась.

    * * *

Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит.

    * * *

В деревне

Рушит старуха рис
А рядом — знак долголетья —
Хризантемы в цвету.

    * * *

Чтоб холодный вихрь
Ароматом напоить, опять раскрылись
Поздней осенью цветы.

    * * *

Посадили деревья в саду.
Тихо-тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь.

    * * *

Хозяин и гость

Друг на друга нарцисс
И белая ширма бросают
Отблески белизны.

    * * *

Собрались ночью, чтоб любоваться снегом

Скоро ли свежий снег?
У всех ожиданье на лицах…
Вдруг зимней молнии блеск!

    * * *

Сокол рванулся ввысь.
Но крепко охотник держит его —
Сечёт ледяная крупа.

    * * *

Скалы среди криптомерий!
Как заострил их зубцы
Зимний холодный ветер!

    * * *

Вновь зеленеют ростки
В осенних полях. Под утро —
Иней, точно цветы.

    * * *

Радостно глядеть:
Ночью снегом станет
Этот зимний дождь!

    * * *

Всё засыпал снег.
Одинокая старуха
В хижине лесной.

    * * *

Вернувшись в Эдо после долгого отсутствия

…Но, на худой конец, хоть вы
Ещё под снегом уцелели,
Сухие стебли камыша.

    * * *

Солёные морские окуни
Висят, ощеривая зубы.
Как в этой рыбной лавке холодно!

    * * *

«Нет покоя от детей!»
Для таких людей, наверно,
И вишнёвый цвет не мил.

    * * *

К далёкой Фудзи идём.
Вдруг она скрылась в роще камелий.
Просвет… Выходим к селу.

    * * *

Есть особая прелесть
В этих, бурей измятых,
Сломанных хризантемах.

    * * *

Прохожу осенним вечером через старые ворота Расёмон * в Киото

Ветка хаги задела меня…
Или демон схватил меня за голову
В тени ворот Расёмон?

    * * *

Монах Сэнка скорбит о своём отце

Тёмно-мышиный цвет
Рукавов его рясы
Ещё холодней от слёз.

    * * *

Уродливый ворон —
И он прекрасен на первом снегу
В зимнее утро!

    * * *

Влюблённые коты
Умолкли. Смотрит в спальню
Туманная луна.

    * * *

Зимняя буря в пути

Словно копоть сметает,
Криптомерий вершины треплет
Налетевшая буря.

    * * *

Под Новый год

Рыбам и птицам
Не завидую больше… Забуду
Все горести года.

    * * *

Незримая весна!
На обороте зеркала
Узор цветущих слив.

    * * *

Прогулка по городу

Без конца и без счёта
Хоромы, пагоды, сливы в цвету,
Весенние ивы…

    * * *

Всюду поют соловьи.
Там — за бамбуковой рощей,
Тут — перед ивой речной.

    * * *

В горах Кисо

Покорна зову сердца
Земля Кисо. Пронзили старый снег
Весенние побеги.

    * * *

С ветки на ветку
Тихо сбегают капли…
Дождик весенний.

    * * *

Через изгородь
Сколько раз перепорхнули
Крылья бабочки!

    * * *

Посадка риса

Не успела отнять руки,
Как уже ветерок осенний
Поселился в зелёном ростке.

    * * *

Все волнения, всю печаль
Твоего смятенного сердца
Гибкой иве отдай.

    * * *

Возле старого храма
Под цветущими персиками работник
Мельницу вертит ногою.

    * * *

Только дохнёт ветерок —
С ветки на ветку ивы
Бабочка перепорхнёт.

    * * *

Как завидна их судьба!
К северу от суетного мира *
Вишни зацвели в горах.

    * * *

Разве вы тоже из тех,
Кто не спит, опьянён цветами,
О мыши на чердаке?

    * * *

Дождь в тутовой роще шумит…
На земле едва шевелится
Больной шелковичный червь.

    * * *

Ещё на острие конька
Над кровлей солнце догорает.
Вечерний веет холодок.

    * * *

Плотно закрыла рот
раковина морская.
Невыносимый зной!

    * * *

Хризантемы в полях
Уже говорят: забудьте
Жаркие дни гвоздик!

    * * *

Переезжаю в новую хижину

Листья бананов
Луна развесила на столбах
В хижине новой.

    * * *

Желаю долголетия старухе, которой исполнилось
семьдесят семь лет, семь месяцев и семь дней

Тысяча хаги
Пусть вырастет из семи корней.
Звёздная осень. *

    * * *

При свете новой луны
Земля в полумраке тонет.
Белой гречихи поля.

    * * *

В лунном сиянье
Движется к самым воротам
Гребень прилива.

    * * *

Слово скажу —
Леденеют губы.
Осенний вихрь!

    * * *

Так, как прежде, зелёным
Мог бы остаться… Но нет! Пришла
Пора твоя, алый перец.

    * * *

Ладят зимний очаг.
Как постарел знакомый печник!
Побелели пряди волос.

    * * *

Ученику

Сегодня можешь и ты
Понять, что значит быть стариком!
Осенняя морось, туман…

    * * *

Зимний день *

Крошат на ужин бобы.
Вдруг удары в медную чашку.
Нищий монах, подожди!

    * * *

Пеплом угли подёрнулись.
На стене колышется тень
Моего собеседника.

    * * *

Отметаю снег.
Но о снеге забыл я…
Метла в руке.

    * * *

Жила не напрасно
И ты, затворница-устрица!
Новогодний праздник.

    * * *

Памяти друга, умершего на чужбине

Ты говорил, что «вернись-трава»
Звучит так печально… Ещё печальней
Фиалки на могильном холме.

    * * *

Год за годом всё то же:
Обезьяна толпу потешает *
В маске обезьяны.

    * * *

Провожаю в путь монаха Сэнгина

Журавль улетел.
Исчезло чёрное платье из перьев *
В дымке цветов.

    * * *

Дождь набегает за дождём,
И сердце больше не тревожат
Ростки на рисовых полях.

    * * *

Кукушка вдаль летит,
А голос долго стелется
За нею по воде.

    * * *

Изумятся птицы,
Если эта лютня зазвучит.
Лепестки запляшут…

    * * *

Эй, послушайте, дети!
Дневные вьюнки уже расцвели.
Ну-ка, очистим дыню!

    * * *

Скорблю о том, что в праздник «Встречи двух звёзд» льёт дождь *

И на небе мост унесло!
Две звезды, рекою разлучены,
Одиноко на скалах спят.

    * * *

Оплакиваю кончину поэта Мацукура Ранрана *

Где ты, опора моя?
Мой посох из крепкого тута
Осенний ветер сломал.

    * * *

Утренний вьюнок.
Запер я с утра ворота,
Мой последний друг!

    * * *

Посещаю могилу Ранрана в третий день девятого месяца

Ты тоже видел его,
Этот узкий серп… А теперь он блестит
Над твоим могильным холмом.

    * * *

Памяти поэта Тодзюна *

Погостила и ушла
Светлая луна… Остался
Стол о четырёх углах.

    * * *

Белых капель росы
Не проливая, колышется
Хаги осенний куст.

    * * *

Первый грибок!

10

Элегантные вещи 
I

Эти элегантные вещи,
эти элегантные маленькие часы, аккуратно отстающие наручные часы.

Вы отстаете оттого, что элегантны?
Или вы элегантны оттого, что отстаете?

Эти элегантно фальшивые вещи,
вещи, которые не могут не лгать.
Эти корректно ленивые вещи,
вещи, готовые пойти в услужение лени.
вещи, преисполненные самодовольства в своем аккуратном отставании,
вещи, которым, полагая, что они мудры, веришь,
потому что опаздывают они всегда аккуратно,
эти хитрые, не выходящие за рамки элегантной умеренности вещи.
Вещи, на первый взгляд гуманные, но очень эгоистичные вещи.
О! Эти сверхэлегантные вещи!

II

Аккуратно отстающие элегантные наручные часы ...
Аккуратная любовь элегантной проститутки ...

11

Муроо Сайсэй.
Из книги "На склоне лет"
День нынешний.

Бьют часы -
Двенадцать гулких ударов,
И особенно громко
Звучит последний.
Вот оно, с днём нынешним расставанье -
С днём, которого более не существует,
С днём, который уже никогда не настанет.
Он смешался со многими другими днями,
С теми, что уже утратили всякое значенье.
Слился нынешний день
С месяцами, годами
Стольких тысячелетий...
Что ж, возможно, и был этот день в самом деле,
Но как бы ярок он ни был,
Люди потолкуют о нём и вскоре забудут.
Уходящий день, увы, не остановишь -
Остаётся только прожить его достойно.


Вы здесь » Отаку Фестиваль » Япония » Поэзия Японии